Эльзас и Лотарингия - о стереотипах и шутках

Эльзас и Лотарингия - о стереотипах и шутках

Если вы введёте в гугле « les alsaciens n’aiment pas (эльзасцы не любят) », поисковик сразу же предложит вам дополнить запрос так: « les lorrains (лотарингцев) ». Похожие настроения царят и в соцсетях, в Фейсбуке, например. Не самые добрые отношения между двумя регионами насчитывают уже не одну сотню лет, а недавнее желание правительства «сплавить» два региона в один только подлило масла в огонь.

В чем же дело? Почему одни так не любят других?

Дело, во-первых, в причине исторической: Эльзас (Alsace) и Лотарингия (Lorraine – Лорэн) долгое время развивались фактически независимо друг от друга. Дело в том, что Лотарингия присоединилась к французскому королевству в 1766 году, что – не много, не мало – на 80 лет позже, чем ее заклятый друг.

Эльзас, в свою очередь, начал «офранцуживаться» с 1648, с подписания Вестфальского договора (traité de Westphalie – трэте де Вестфали), который положил конец Тридцатилетней войне (Guerre de trente ans – гер де тран тан). Так что история у этих двух регионов несколько отличалась. С развитием промышленности Лотарингия стала, можно сказать, колыбелью французской чёрной металлургии, а Эльзас предпочёл обратить внимание на взаимодействие и налаживание экономических связей с Германией. Сейчас, кстати, по статистике, лотарингцы чаще уезжают в Эльзас в поисках работы, чем наоборот, и такое различие в историческом развитии – одна тому из причин.

Кроме того, с прагматической точки зрения, Эльзас считается более богатым и благоприятным для жизни регионом Франции. Так, исследования ставят его на четвёртую строчку в рейтинге регионов по их ВВП (PIB – produit intérieur brut – продуи энтерьор брют). Лотарингия в этом же рейтинге – на 19 месте.

Список причин, разумеется, на этом не заканчивается. Так, например, историки говорят о жестоком подавлении крестьянского восстания армией герцога Лотарингского в 1525 году. Считается, что в результате такого кровавого военного вмешательства эльзасцы потеряли убитыми несколько тысяч человек, что вряд ли могло смягчить их всегдашние противоречия.

Сегодня Лотарингия – такой своеобразный «козел отпущения» в беседах с эльзасцами. Несомненно, такой вражды, как была некогда, уже нет, но стереотипы остаются и находят своё отражение в шутках: новых и старых. Так, эльзасцы уже не один десяток (а может, и не одну сотню) лет шутят, что у жителей Лотарингии les oreilles sont pointues (ле зорэй пуантю), то есть заострённые, вытянутые уши. Почему? Потому что, пока они еще дети, матери поднимают их за уши над Вогезами, разделяющими два региона, и говорят: «смотри, вон с другой стороны Эльзас, смотри, как там красиво!»